Интервью журналу “Artist Interviews” 2002

Robert Miles является одним из самых ярких новаторов современной электронной и танцевальной музыки. Его дебютный альбом “Dreamland”, где навязчивые мелодии соединяются с приятным ритмом, получил международное признание. Затем Майлз выпускает “23 am”, получивший как критику, так и коммерческий успех во всем мире. В прошлом году он выпустил очень важный для электронной музыки альбом “Organik”. Этот альбом подрывает все границы, установленные музыкальной индустрией ранее. Здесь смешиваются семплы, синтезаторы, гитары, ритмы и струнный оркестр из двадцати пяти музыкантов. Композиции из «Органика» созданы в каком-то ином измерении. Вы только послушайте прекрасные “Separation” и “Paths”. Техно, транс, драм-н-бейс, прогрессив-рок и ближневосточная музыка — все«это вобрал в себя новый альбом Майлза.

Мы встретились с Робертом и поговорили с ним о его прошлых альбомах, новом творении, о том, что он пишет сейчас и о будущем электронной музыки.

— От «Дримленда», к “23 am”, а потом к «Органику». Твоя музыка так изменилась. Что ты чувствуешь, сравнивая “Dreamland” с последними своими работами?
Роберт: Первый альбом был создан минимальными средствами. Я тогда только начинал осваивать аранжировку и написание музыки. Старт оказался достаточно успешным. Отличные были времена — не так много было обязанностей. “23 am” — это что-то среднее между тем, что я хотел и тем, что хотело мое руководство. Этот альбом помог мне еще больше понять многие технические тонкости и приобрести ценный опыт. “Organik” — это отражение последних трех лет экспериментирования плюс технические знания, которые я приобрел самостоятельно. И в первый раз я очень счастлив и доволен звучанием своего альбома. У меня появилась прекрасная возможность поработать с великими мастерами; такими музыкантами, как Трилок Гурту, Билли Лесвелл, струнный оркестр из 25 человек и многими другими хорошими людьми. И мне уже не терпится снова засесть в студии и создавать музыку для всех людей на свете, что наслаждаются ею в моменты ее прослушивания. Я думаю, моя музыка выросла вместе со мной и сейчас экспериментальна, чем раньше.

— Как ты начинаешь сочинять песню?
Роберт: Обычно все начинается с какого-нибудь звука и в голове рождается несобранная головоломка. Я начинаю добавлять к тому звуку другие, смешиваю их, создаю гармонию, мелодию. Когда у меня есть все ингредиенты, я приступаю ко второй фазе — скульптура трека. Что-то добавляю, убавляю. Смотрю, как все это сочетается с остальными семплами и, самое главное, стараюсь передать свои чувства, заложить их в трек насколько это возможно.

— Какое у тебя любимое оборудование?
Роберт: Думаю, я бы не смог заниматься музыкой, если бы у меня было Logiс и Protools. Это мои фавориты на все времена. Цифровое композиторство существует благодаря этой технологии.

— Ты, пожалуй, первый, кто соединил ритмы, электронику и музыку лондонского оркестра. Как же так получилось?
Роберт: Мне хотелось написать электронный альбом, но с человеческим присутствием. Наброски альбома я делал в течение лета, находясь на Ибице в 1999 году. Вернувшись в Лондон в сентябре, я начал приглашать музыкальных гостей принять участие в записи композиций. После того, как все инструменты были записаны отдельно друг от друга, мне понадобилось еще два месяца, чтобы выбрать нужные части и соединить их с электронной стороной альбома. Тогда я открыл для себя совершенно новый мир и осуществил большую мечту (писать музыку для кинофильмов).

— Ты работаешь одновременно в нескольких стилях. Услышим ли мы когда-нибудь от тебя слияние рока и электроники?
Роберт: Кто знает? Могу сейчас сказать одно — в следующем сентябре я возвращаюсь в студию на четыре месяца и, пребывая в полной изоляции, писать новый альбом.

— Роберт, как ты думаешь, электронная музыка изменится в этом тысячелетии?
Майлз: Этот вид музыки все больше и больше проникает в нашу жизнь. Нет музыки лучше, чтобы показать наше время — она отражает наш стиль жизни, особенно в больших городах. Технология меняет наше поведение и то, как мы делаем какие-либо вещи — музыку в том числе. Но вот есть какая штука: сможет ли технология развиться до такой степени, что, соединившись с компьютером, позволит имитировать любой живой инструмент со всеми его характеристиками? Это был бы огромный прорыв.

— А как выглядит обычный день из жизни Роберта Майлза?
Роберт: День в офисе — просыпаюсь в 8 утра, начинаю работать в 10 утра. Сделки с партнерами, решением бизнес-вопросов и прочее. Заканчиваю в 6 вечера и иду гулять, выпивать и смотреть кинцо со своими друзьями. День в студии — просыпаюсь в полдень и начинаю работать. Заканчиваю около двух ночи (предпочитаю писать музыку по ночам). В общем, как у обычных людей с увлечениями.

— Спасибо вам большое, Роберт!
Майлз: И вам спасибо.

Mauricio Saravia
www.artistinterviews.com

Перевел Палладьев
2009