Интервью журналу “Atomicduster” 2001

Роберт Майлз возвращается к нам с новым синглом и новым альбомом. Достаточно давно, чтобы некоторые успели позабыть или сказать, мол, «Майлз ушел в тень». Прошло уже 4 года между последним широкоизвестным хитом Роберта — “Freedom” и нынешним “Paths”. Мы посидели некоторое время с маэстро в студии, чтобы поговорить с ним о музыке, путешествиях и разногласиях с компаниями грамзаписи.

— “Organik” — достаточно темный альбом по настроению, чем “Dreamland” и “23 am”. В связи с чем?
Mайлз: Потому что впервые получилось именно то, что мне хотелось сделать. Я хотел создать свое отражение. Понимаешь, некоторое время назад я состоял в лейбле Deconstruction и там у меня с руководством были диаметрально противоположные представления о том, что нужно делать Роберту Майлзу. Мне хотелось делать более экспериментальную музыку, а они хотели, чтобы я продолжал пользоваться той популярностью и продолжать записывать те альбомы, что они хотят.

— Неужели потребовалось 4 года, чтобы выпустить что-то новое после сингла “Freedom”?
Mайлз: Да. Потому что по обязательству требовалось 3 года, чтобы вернуться к артистической свободе. Deconstruction оказывало на меня давление, чтобы я добавлял вокал на многие из своих треков, а мне не очень-то хотелось этого делать.

— Все же “23 am” получился как своеобразное возмездие, отпор компании грамзаписи?
Mайлз: В смысле?

— Ну, в смысле, что мне самому показалось, что “23 am” был менее популярнее и заметней, чем “Dreamland”, например…
Mайлз: А, я понял. Нет, это не было местью. Это было просто попытка сделать что-то отличное снова. Отличное от первого альбома например. Просто вот смотри: я достиг успеха и популярности с дебютной пластинкой и я вообще не ожидал, что именно такой успех будет. Была вначале просто песня, которая принесла славу, а потом я уже был задуман как проект, который создает что-то не совсем для себя удобное. Мне хотелось сделать многое, сколько настолько я могу, но я хочу делать это и быть честным перед собой, а руководство лейбла хорошо постаралось, чтобы я особо не экспериментировал.

— Ага, ну так или иначе ты когда-то заявил, что хотел бы написать музыку для кинофильма. Какой должна быть картина и какого бы актеры вы бы сняли в ней?
Mайлз: Прежне всего это должен был быть какой-нибудь независимый кинофильм, т. к. я чувствую, что у них больше свежих идей. Что-то вроде “The last temptation of Christ” или может быть что-то из рода научно-фантастических кинолент — мне очень нравятся такие картины. А актер… я бы пригласил Аль Пачино.

— “Organik” в значительной степени был написан под влиянием твоих путешествий по всему миру. Каково самое большое влияние?
Mайлз: В то время, когда я путешествовал, у меня все время под рукой была DAT-машина, на которую я записывал звуки различных культур, но что важнее — со мной говорили люди разных рас и их точки зрения оказали на меня должное влияние. Путешествия сделали меня более зрелым и помогаю нам стать более честными с самим собой. Новый альбом был записан в значительной степени влияния от Future Sound of London.

— Это не вы ли на обложке альбома и что скрывается в этой слегка шокирующей фотографией? Каков смысл?
Mайлз: Да, это был я. Это снял один из немецких фотографов и эта картина представляет мое развитие с прошлого до нашего существующего дня. Это — мое двойное изображение и если вы смотрите, например, на обложке, вы можете видеть как моя кожа очищается от прошлого. Это показывает и означает, что я развиваюсь в нечто новое.

— Скоро я еду в Венецию и Рим в медовый месяц. Что ты мне можешь предложишь сделать (кроме очевидного, конечно же)?
Mайлз (смеется): Прекрасно. Честно, не знаю. Просто идите по своему пути и наслаждайтесь своей жизнью, наслаждайтесь солнечным светом. Делайте настолько много вещей, насколько это возможно. И наслаждайтесь своей женщиной!

Tony E.
www.atomicduster.com

Перевел Палладьев
2007