Роберт Майлз — настоящий итальянец. Часть 2 2011

В первой части интервью мы говорили о псевдонимах, музыкальных вкусах и прошлой музыкальной жизни. В этот раз мы поговорим о настоящем — о новом альбоме Роберта Майлза “Th1rt3en”, о страсти, о старой музыке и о новой, спросим о работе и о планах на будущее.

— Итак, мы вплотную подошли к Вашему новому альбому “Th1rt3en”. Что делает его интересным и таким альбомом из будущего, и это отлично отражено в нем, так это отношения между электронным инструментами и живыми. Вот эти два компонента — они не просто сосуществуют вместе или как-то вступают во взаимодействие — они смешиваются друг с другом настолько хорошо, что их невозможно разделить и это прекрасно, несмотря на то, что обязательно найдутся люди, выступающие за чистоту стилей. Вы эту музыку создаете намеренно или она у Вас просто такая получается? И где Вы черпаете источники вдохновения?
Роберт: Я думаю, я это не специально. Я стараюсь соединить эти два мира, чтобы получить уникальное и свежее звучание, которое будет пробуждать во мне эмоции. Возможно, даже очень длительные. Я всегда был перфекционистом во всем, что я делаю; я вообще очень стойкий по природе и упрямый. Для каждого альбома, я, обычно, ставлю цель и долго к ней иду. Я не очень был доволен качеством звучания своего первого альбома и поэтому в течение долгого периода обучался мастерству записи и сведения. Я начал заниматься анализом множества альбомов, прошедшего времени и настоящего, в поисках ключа к созданию нестареющей музыки. И в большинстве случаев — это была простота. Правда, это еще не окончательный вывод, но, думаю, что я на правильном пути.

— По сравнению с предыдущим альбомом, этот — очень роковый. Местами он звучит как прогрессив-рок 70-х, иногда рок сменяет джаз Майлза… Дэвиса, иногда слышен именно рок-рок с потрясающими гитарными рифами. Эта музыка рождалась вместе записью партий музыкантов или Вы заранее продумали, как должен звучать тот или иной инструмент?
Роберт: Все аранжировки я изначально создал на своем компьютере, запрограммировал там все как надо; в тех набросках я, например, использовал синтетические звуки электрогитары. Будучи удовлетворенным конечной аранжировкой, я начал созваниваться с музыкантами и договариваться о записи их живых инструментальных партий. Потом наступает фаза импровизации — я прошу их о музыкальном экспромте, который бы хорошо подошел бы к их композиции и они, используя разных отрывки своей игры, стараются вплести их в уже готовый трек. И, наконец, саунд дизайн, где я лично свожу композиции с электронными фрагментами и эффектами (некоторые, кстати, созданные при помощи инструментов приглашенных музыкантов). В альбоме еще есть трек, где для исполнения партии виолончелей я пригласил на запись живой оркестр — The Urban Soul Orchestra. Вообще, сотрудничество с живым оркестром всегда для меня имеет свое очарование и вызывает приятную дрожь в теле: в том фрагменте задействованы 25 инструментов — это неописуемый опыт работы. Представьте себе мой альбом, в котором будет задействован симфонический оркестр со 150 инструментами!

— Чтобы быть успешным — надо продавать альбомы и не останавливаться на достигнутом. Но Вы еще и диджей. Дерзкий вопрос: как диджеится в сорок лет? Ведь когда Вы начинали, на танцполе было полно Ваших ровесников. Но время идет, а Вы продолжаете играть и на танцполе все те же двадцатилетние. Это дает Вам преимущество оставаться перед другими молодым в душе? И музыка, что вы играете на своих выступлениях, чем она отлична от той, что играет вот тот молодой диджей?
Роберт: Вопрос здесь не в том, чувствую ли я себя двадцатилетним. Он в предлагаемой новой музыке, анализе реакции публики на то, что я им преподношу. Я стараюсь играть на вечеринках, где могу ставить ту музыку, которая мне нравится или ту, которую я создаю; и, в большинстве случаев, где аудитория моего возраста или помоложе, которым всего по двадцать лет. Таким образом, я попадаю на частные вечеринки, а иногда и на большие площадки, где, несмотря на их внушительную площадь, высокие требования к качеству звука. Там больше моих сверстников, чем Вы думаете. Многие из них видели и жили в той андерграундной сцене конца 80-х начала 90-х и еще не растеряли свою энергию. Поэтому, когда они узнают о вечеринке с хорошей музыкой, — они туда приходят. Что касается меня, то я лично избегаю предложений в клубы, где на протяжении всего вечера нужно играть примерно одно и то же; или, например, где музыка 15–20-летней давности стала в какой-то момент там модной. Некоторые из моих сетов, кстати, доступны для скачивания на моем сайте.

— У Вас было интересное соревнование: интернет-конкурс на создание ремиксов к композициям, которые еще официально не вышли. Как все прошло?
Роберт: Более чем замечательно: 500 участников со всего земного шара. В ближайшие дни мы объявим победителей. (Уже объявили — прим. П.)

— Ну и теперь, когда работа над альбомом завершена, что Вы будете делать? И чем занимаетесь сейчас?
Роберт: Сейчас я работаю над саундтреком к новому документальному фильму по заказу издательства Time Life в Нью-Йорке: 50 минут захватывающих дух изображений и музыки без остановки. Это путешествие по самым значимым событиям, произошедших за последние сто лет. Визуальное и звуковое странствие. Фильм выйдет уже в этом году, и мы обязательно сообщим об этом на нашем сайте. Еще я работаю над ремиксом к композиции “Miniature world”. Это большой сюрприз, на самом деле, так как это вокальная версия, а ведь оригинал, как и весь альбом, — инструментален.

— Я нашел одно Ваше интервью, в котором Вы говорили, что мечтаете поработать совместно с Робертом Фриппом. И вот мечта сбылась. Что дальше? С кем еще хотите сыграть? И раз мы предаемся мечтам, то с кем из уже не живущих на этом свете Вы бы посотрудничали?
Роберт: Мне, на самом деле, очень повезло поработать с такими превосходными музыкантами, как Роберт Фрипп, Трилок Гурту, Билл Ласвелл, Нитин Соуни и многими другими, кто не так знаменит, как они, но играют так же хорошо. Я очень надеюсь, что в будущем мне удастся посотрудничать еще с несколькими музыкантами, которых я очень уважаю. Например, с Томом Йорком из Radiohead. Я думал пригласить Дэвида Гилмора сыграть гитарные партии в моей следующей работе, но меня опередили ребята из The Orb. Еще один музыкант, с которым я бы с удовольствием поработал бы — это Дэйв Гроул. Как там в Библии пишут? «Просите и дано будет вам»? Что касается невозможных сотрудничеств, то если бы Джимми Хендрикс принял бы участие в записи моего альбома, то это был бы безусловный оргазм!

— Какую музыку Вы сейчас слушаете?
Роберт: Поскольку последние шесть месяцев я был занят то своим альбомом, то саундтреком к фильму, у меня не было особо много времени, чтобы слушать что-то другое. Но в мгновения свободного времени я часто слушал альбом Radiohead “In rainbows”. Новый материал у Massive Attack, как мне кажется, тоже очень хороший.

— Спасибо Вам.
Роберт: Привет итальянским друзьям и спасибо всем, кто заходит на наш сайт и поддерживает нас в группах на Фейсбуке. Если вы еще не с нами, то добро пожаловать к нам!

Dario De Marco
www.giudiziouniversale.it

Перевел Палладьев
2011